Главная
О проекте
Новости
Галерея
Художники
Картины на заказ
Бизнес&Искусство
Искусство& Современность
Спонсоры
Искусство России 2010
 
 
Искусство России 2009

Музей актуального искусства в рунете.
Д. Каспит. "Ценность искусства или ценность денег". Часть 2
01.06.2009
Согласно спискам Artnet`а, наиболее популярными работами на рынке аукционов в октябре и ноябре 2006 года, установившими тогда новые рекорды продаж и формирующими определенную иерархию ценностей и значимости, были: (1) Густав Климт, Adele Bloch-Bauer II, $87,936,00; (2) Поль Гоген, L’homme а la hache, $40,336,000; (3) Эрнст Кирхнер, Berliner Strassenszene, $38,096,000; (4) Виллем де Кунинг, Untitled XXV, $27,120,000; (5) Эдвард Хоппер, Hotel Window, $26,896,000; (6) Эгон Шиле, Einzelne Häuser--Häuser mit Bergen, $22,416,000; (7) Клиффорд Стилл, 1947-R-no. 1, $21,296,000; (8) Энди Уорхол, Mao, $17,276,000; (9) Норман Роквелл, Breaking Home Ties, $15,416,000; (10)Фрэнсис Бэкон, Version No. 2 of Lying Figure, $15,416,000. Есть в этом списке несколько вещей, заслуживающих внимания, каждая по-своему отражающая способность ценности денег создавать или, по крайней мере, устанавливать художественную ценность. Если мы свяжем цену, заплаченную за картину, с эстетическим аспектом ее восприятия, создавая таким образом новые горизонты восприятия картины и интереса к ней, то можно сказать, что цена является в том числе и способом создания критической ценности. Вопрос только в том, какого сорта эта критическая ценность. Этот список отражает одновременно критическую и социальную ценность, при этом социальная ценность может быть сведена к ценности национальной, которая имплицитно понимается как фундаментальная. Другими словами, цена олицетворяет собой политические войны, ведущиеся экономическим оружием. Цена указывает на пристрастный национальный выбор, и на основании этого, возможно, и ценится национальное искусство. Так, австрийский художник, занимающий первое место, раньше имел более слабую репутацию, чем французский художник, который занимает сейчас второе место — как, впрочем, и в целом современное австрийское искусство когда-то расценивалось, да и сегодня продолжает по многим пунктам расцениваться, как менее значительное, нежели современное французское искусство. Однако за счет своего небывалого коммерческого успеха (за работу Климта было заплачено более чем в два раза больше, чем за Гогена) он достиг большей известности и, более того, снискал себе славу неоспоримого величия. Отныне он причислен к пантеону большого искусства. При помощи денег была совершена переработка критических ценностей и, как следствие, открыт новый счет в старой войне между австро-германскими и французскими национальными достояниями. Схожим образом, более высокое положение известного немецкого экспрессиониста по отношению к американскому абстрактному экспрессионисту - Де Кунинг уступает лишь Поллоку среди абстрактных экспрессионистов - указывает на то, что Нью-Йоркская школа, несмотря на всю ее важность и "оригинальность", все же не настолько важна и оригинальна, как группа "Мост". И вновь канон, созданный кураторами американского искусства, изменился - американское порождение французского искусства, видимо, устав от чести почетного места, уступает его своему немецкому сопернику. Экономическое превосходство Шиле над Стиллом, хоть и совсем ничтожное - один миллион долларов — говорит о том же. Снова австрийский чужак "значит" больше, чем художник-соотечественник. Мы снова можем наблюдать смену в иерархии канонических стилевых ценностей, которая позволяет предположить, что именно рынок выносит определяющие критические суждения. Однако суждения эти базируются на социоэкономической гонке между державами. Франция была побеждена Германией - Соединенные Штаты освободили ее - однако теперь Германия экономически более успешна, чем Франция и, вдобавок, является надежным союзником Соединенным Штатам. Рискну предположить, что именно поэтому Германия и Австрия — страна, находящаяся в сфере влияния Германии - достигают более высоких цен на рынке искусства, чем Франция и Америка. Германия и Австрия не являются более странами-отщепенцами, в отличие от Соединенных Штатов, которые заслужили таковую репутацию как за счет войны в Ираке, так и за счет своей не заслуживающей доверия (если не сказать большего) дипломатией в целом, характерной для текущего правительства. Цены на искусство не могут не отражать в себе социополитических реалий, так как художественные ценности всегда тем или иным образом касались их. Речь идет не о том, что национальность художника является главным фактором, определяющим цену его работы, однако для денег она подсознательно или нет, но зачастую играет решающую роль. Можно сказать также о том, что, несмотря на всю предполагаемую транснациональность искусства, национальные стили все еще существуют и национальные ценности играют определенную роль в формировании цен на рынке. В некотором смысле, деньги даже опираются на национальность - следя за показателем благополучия страны, отмечая случаи, когда искусство привносит свою долю в общий национальный котел, особенно в тех случаях, когда страна становится объектом внимания для туристов, вовлеченных в ее культуру, а сам художник становится национальным достоянием - дабы заработать "теоретическое" доверие. При капитализме, однако, деньги одновременно являются теорией и практикой. Они самодостаточны сами по себе: все, что должны делать деньги - это утверждать свою убедительность. Более всего разочаровывает та часть списка, которая говорит о практически абсолютном коммерческом равенстве между Уорхолом, Роквеллом и Бэконом. Она указывает нам на размытие границ между популярным коммерческим и высоким искусством, которое в работах этих художников происходит практически синхронно. Это становится очевидным, если взглянуть на их иконографические источники, на их предполагаемую публику и даже работу с кистью, которая не слишком богата на нюансы - даже упрощена - с точки зрения высокого искусства. Больше всего сбивает с толку экономически устойчивая позиция Хоппера, должного по всем прогнозам покинуть рынок еще в 40-е, когда добился известности Поллок. Возвращение к социальному реализму? Или же Хоппер попал в пантеон современных художников, несмотря на его всецело американский социальный реализм? Ответ неясен, однако с достижением экономического благополучия Хоппер несомненно укрепил свой престиж художника. Остальные позиции в списке подтверждают важность, если не абсолютный приоритет - хоть другие приоритеты не всегда ясны - национальности художника при определении стоимости его произведения. Был бы «Раб и Лев» Ксу Бейхонга, занимающий 12-е место, продан за $6,925,450 где-либо еще, кроме Гонк-Конга? То же может быть сказано и о работе Чена Ченгбо Дансуи, также проданной в Гонк-Конге за $4,478,149 и попадающей таким образом на 16-ю позицию. Опережающая ее на одну позицию картина К.А.Сомова «Pastorale russe» была продана за $5,184,615 на аукционе «Важные Российские Картины» в Лондоне. Картина Лючио Фонтана «Concetto spaziale, attese» была продана за $4,030,189 и заняла 19-е место. Была бы ее цена столь же велика, если бы картина позиционировалась не как часть Итальянского рынка продаж, а как часть общемирового рынка современного искусства? По моему мнению, именно то, что картина является итальянской, придает ей экономическое значение, которого у нее не могло бы оказаться, будь бы она очередным продуктом так называемого передового или экспериментального искусства. Значимость Италии тут подтверждает значимость Фонтана, но никак не иначе. Покупатель вкладывает деньги в Италию, не больше и не меньше, чем в самого Фонтана. В конце концов, он рожден в стране, являющейся родиной многих великих произведений искусства, так что он должен быть великим художником, или, по крайней мере, заслуживает внимания экономически. В Мадриде картина художника Х.А. Камарасы «El Casino de Paris» была продана за $3,701,266, что позволило ей занять почетное 22-е место. Если бы эта работа была продана за пределами Испании, то, скорее всего, занимала бы место гораздо ниже этого. Никуда не деться и от фактов, подтверждающих то, что именно чувство национального достоинства ответственно за высокую цену - $1,600,000 - заплаченную в ноябре 2006 за картину Нормана Роквелла «Lincoln the Railsplitter»(1965). Согласно «The Financial Times» (февр. 17. 2007), картина была приобретена у Росса Перота Институтом Американского Искусства им. Батлера, что указывает на то, что цена ее связана скорее с ее чисто-американским характером, чем с ее непосредственно художественными качествами. Некоторые факты, почерпнутые из списка способны позабавить. Например, картины Карла Андре «Aluminum Steel Plain» и Н.С. Вайета (N.C.Wyeth) «Stand and Deliver» занимающие 36-е место (перечисленные в алфавитном порядке как 36 и 37), по $2,032,000 каждая, которые как будто намекают на то, что минимализм и иллюстрация имеют одну цену — заявление, на которое трудно что-либо возразить. Таким же образом картины Анри-Эжена Ле Сиданэ (Henri Eugène Le Sidaner) «La table aux Lanternes, Gerberoy», Ансельма Кифера (Anselm Kiefer) «Balder’s Triume», и Бабушки Мозес (Grandma Moses) «Sugaring Off» все вместе занимают 52-е место (перечислены как 52, 53 и 54), за стоимостью $1,360,000. Отсюда возникает интересный критический, а равно и коммерческий вопрос: почему работы неизвестного французского импрессиониста, известного немецкого нео-экспрессиониста и работа знаменитого американского народного художника продаются по одной цене? Неужели все они одинаковы в своей художественной ценности? Мозес была художницей-любителем, Кифер — художник с уже сформировавшейся карьерой, закончивший обучение в Дюссельдорфской академии и бывший там лучшим учеником Йозефа Бейса. Означает ли это то, что диплом и вовсе не важен для карьеры успешного художника? Значит ли это, что старушка из сельской местности может сделать себе такую же большую художественную карьеру? Нужно ли забивать себе голову теорией, чтобы стать важным художником? Интересные вопросы о творчестве в целом и об искусстве в частности сами собой возникают из коммерческого равенства Кифера и Мозес. И Ле Сиданэ, предполагающий, что последователи могут обладать не меньшей значимостью, чем те, за кем они следуют. Продолжать в том же духе можно долго — список Artnet`а, насчитывающий 401 позицию, предлагает еще много таких вопросов, навеянных одинаковыми ценами. Последней картиной в списке является «Без названия» Тетсуйа Ишиды (Tetsuya Ishida), проданная за $100,257 на торгах азиатского современного искусства в Гонконге. Он является одним из 27 азиатских художников в списке, что указывает на то, что искусство Азии вполне соответствует коммерческому духу эпохи, равно как и на то, что национальная принадлежность играет важную роль - очевидно, что Азия, и Китай в частности, являются значительной экономической силой в мире искусства. Развитие цен на рынке искусства скорее может быть связано с развитием отдельных наций, чем с развитием художественных ценностей (развитие которых вообще находится под вопросом). Национальность художника важна скорее экономически, чем с художественной точки зрения. Иными словами, степень доверия к определенному художнику зависит от степени доверия к его стране. На мой взгляд, поскольку политическая популярность и экономические силы Соединенных Штатов идут на убыль, в то время как Китай по этим показателям набирает мощь - Шанхай в качестве коммерческого центра превосходит не только Нью-Йорк, но и Лондон и Франкфурт, — то произведения американского искусства будут терять свою экономическую и художественную значимость, в то время как экономическая и художественная значимость китайского искусства будет расти, за исключением тех особых случаев, когда в деле будут замешаны интересы рыночного истеблишмента. Рынок функционирует по большому счету лишь тогда, когда наблюдается его рост, а не стагнация. Картина Чжана Сяогана «Tiananmen Square», проданная за $2,318,766 и занимающая 33-е место, и картина Эрика Фишла «Папина Дочка», проданная за $1,920,00, вполне красноречиво это иллюстрируют. Поэтому становится очевидно, что национальность художника влияет на цену его произведений. Цена представляет собой нечто вроде барометра экономического состояния нации, ее настоящего и потенциального благополучия. Рискну предположить, что цена говорит также о степени свободы национального рынка. Чем более рынок свободен, тем выше цены на произведения искусства, что подтверждает тот факт, что арт-рынок - свободный рынок. Такой характер рынка согласовывается с хаотическими свойствами современного художественного мира. Знаменитая фраза Маршала Мак-Люэна звучит следующим образом: «Искусство, это то, с чем можно бежать». Сегодняшнее искусство - это цена, с которой ты можешь уйти с торгов. Это подтверждает свидетельство Эллы Фонтантельс-Циснерос, учредительницы Центрального Музея Искусств Майами, о том, что «если раньше начинающие художники оценивали свои работы от $2,000; то теперь они начинают с $10,000-20,000». Таким образом, искусство стало полем демонстрации денег. Фонтанельс-Циснерос так отзывалась о прошедших в этом году выставках Нью-Йорка: "Они спонсировались всеми, от фирм-производителей освежителей дыхания Altoids до владельца отеля Mandarin Oriental или юридической фирмы Клиффорда Шанса". Можно предположить, что спонсорство со стороны таких брендовых имен рекламирует и делает брендовым новое искусство, поэтому оно и может получать запрашиваемые суммы. Очевидно, что искусство — это хорошей реклама и хороший бизнес, на что указывает и Николас Серота, директор галерей Тейт, говоря о том, что "семь из десяти основных вещей, привлекающих туристов - это общественно финансируемые музеи, а общий оборот денег только в музеях и библиотеках составляет 2 миллиона фунтов в год." К тому же, "cпонсирование Совета по Искусству с 1996 года увеличилось на 70 процентов", что в 2002 привело к экспорту "художественных товаров на сумму $8,5 биллионов, что составляет большую сумму, чем у Китая или Америки". Вложение денег в искусство исключительно хорошо окупается, примером чему может служить и тот факт, что Серота на сегодняшний день — преуспевающий бизнесмен, за что без сомнений он и был произведен в Лорды. Я бы подчеркнул, что пусть сопоставление цен на произведения искусства и поднимает вопрос о сопоставлении их художественной ценности, однако сам рынок не дает этому никаких рациональных объяснений. Более того, независимо от национальных различий, рынок не приемлет критических дискуссий о различии в художественных свойствах, даже в тех случаях, когда сам прямо на них указывает. Самой причины существования денег достаточно для того, чтобы оправдать существование любого искусства и обеспечить его критическим резонансом. Говоря иными словами, деньги - это единственный смысл и raison d’etre, в которых в конечном счете нуждается искусство. Можно сказать, что ценность денег не имеет ничего общего с художественными ценностями. Однако цены на искусство не столько отрицают последние, сколько имплицитно подразумевают отсутствие необходимости в какой-то независимой оценке искусства вообще. Любой, независимый взгляд на искусство упускает из виду существование капиталистической точки зрения, которая в определенном смысле стала специфической формой справедливости — эстетизированной справедливости, однако в первую очередь справедливости. Значимость искусства на сегодняшний день заключается в том, что оно производит деньги. Неясно, создают ли деньги искусство, однако точно можно сказать, что они "покровительствуют" искусству. Ценность искусства гарантируется деньгами, что вовсе не означает, что без денег искусство потеряет свою значимость, однако ценность денег доминирует над художественной ценностью, хотя изначально и призвана быть свидетельством признания последней. И искусство и критика оказались побежденными деньгами, хоть деньги и привносят в искусство элемент критики, подтверждая его как искусство. Более того, деньги стали более экзистенциально значимыми, чем искусство. Я даже готов отстаивать ту точку зрения, что деньги всего лишь стремятся заполнить вакуум экзистенциального смысла, который образовало искусство, потеряв свое духовное предназначение. Говоря иными словами, инвесторы-спекулянты, покупающие произведения искусств в качестве материального вложения, а не за их духовную ценность, таким образом отрицают ее, показывая свою духовную бедность и экзистенциальную тупость. Их можно сравнить с саранчой, как прозвал инвесторов хеджевых фондов, делающих враждебные предложения компаниям, Франц Мантерферинг, бывший председатель Немецкой Социал-демократической партии. "Саранча, ... которая налетает на поле, оставляет там голую землю и перелетает на другое поле".[…] Я полагаю, что деньги вторглись на территорию священной реки искусства и загрязнили ее, несмотря на попытки откупиться от своих грехов уплатой денег художникам. Однако судя по всему, взаимоотношения между деньгами и искусством все же закончились инцестом, что позволяет предположить свойства их будущего потомства, которое уже проявило себя в форме анти-художников.
Архив статей
   Логин
   Пароль
  Запомнить меня
 
  Забыли пароль?
Новости
Новый выпуск "Российское искусство 2017"
Редакция сердечно поздравляет всех участников проекта и художественного портала russianartguide.ru с Новым Годом и выходом нового издания «Российское искусство 2017», выпущенного в формате Россия-Китай.
Подробнее »
С Новым 2016 годом!
От всего коллектива поздравляем наших участников с Новым 2016 годом и Рождеством!
Подробнее »
Приглашаем на выставку!
Издательство "Российское Искусство" приглашает посетить персональную выставку выдающегося русского художника, участника проекта, Владимира Татаринова «Русь многоликая», приуроченную к 80-летию автора.
Подробнее »
Работы на состояние природы. Часть 2.
Владимир Михайлович Татаринов комментирует свои работы, созданные в основном в 1950-е годы, — в период учебы в Московской средней художественной школе и Суриковском институте...
Подробнее »
Работы на состояние природы. Часть 1.
Этюды и пейзажи свидетельствуют и о высоком уровне профессиональной подготовки в отечественной художественной школе в послевоенные годы, и о развивающемся живописном даре в то время ровесника большинства наших читателей — Владимира Татаринова...
Подробнее »
Многогранное творчество Никаса Сафронова.
Сафронов талантливо работает в нескольких жанрах: в портретном, где каждый портрет пишет психологически неповторимым, заглядывая в саму суть портретируемого персонажа...
Подробнее »
 Copyright © 2009-2013 Национальный Культурный Фонд "Возрождение".  Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.russianartguide.ru, в соответствии с законодательством Российской Федерации принадлежат Национальному Культурному Фонду "Возрождение", и не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя. Проект реализуется при содействии ООО "Москоу Медиа Групп".