Главная
О проекте
Новости
Галерея
Художники
Картины на заказ
Бизнес&Искусство
Искусство& Современность
Спонсоры
Искусство России 2010
 
 
Искусство России 2009

Музей актуального искусства в рунете.
Самые востребованные произведения искусств.
15.07.2009

В соответствии со списками, предоставленными Artnet`а самыми востребованными произведениями на публичных торгах, прошедших в октябре и ноябре 2006 года стали работы таких авторов: Поль Гоген, Lhomme а la hache ($ 40 336 000); Виллем де Кунинг, Untitled XXV ($ 27 120 000);  Клиффорд Стилл, 1947-R-no. 1 ($ 21 296 000);  Эдвард Хоппер, Hotel Window, ($ 26 896 000);  Густав Климт, Adele Bloch-Bauer II, ($ 87 936 00);  Эгон Шиле, Einzelne Häuser--Häuser mit Bergen, ($ 22 416 000); Фрэнсис Бэкон, Version No. 2 of Lying Figure, ($ 15 416 000); Норман Роквелл, Breaking Home Ties, ($ 15 416 000);  Энди Уорхол, Mao, ($ 17 276 000); Эрнст Кирхнер, Berliner Strassenszene, ($ 38 096 000). На тот момент они побили все рекорды продаж и сформировали  иерархию ценностей.

В этом списке имеется несколько работ достойных внимания, каждая из которых отображает способности денежных средств  формировать художественную ценность произведения. Если увязать стоимость, уплаченную за работу с ее эстетическим восприятием, пробуждая этим новый интерес к картине, то можно прийти к выводу, что стоимость – это так же и способ формирования критической ценности произведения. Проблема в том, какого сорта будет эта ценность. Данный список является отображением и социальной, и критической ценности, причем общественная ценность может быть переведена на уровень национальной, которая в свою очередь будет рассматриваться как фундаментальная. Иными словами стоимость представляет собой политическую борьбу, которая ведется с помощью экономического оружия. Цена удостоверяет национальное предпочтение, быть может,  благодаря этому национальное искусство и ценится. К примеру,  у художника из Австрии, который занимает первое место, ранее была менее сильная репутация, нежели у французского автора, занимающего на данный момент второе место, так собственно и в целом: нынешнее австрийское искусство значительно уступало раньше, а по некоторым пунктам и сейчас современному французскому искусству. Благодаря невиданному коммерческому успеху (произведения Климта оценили в несколько раз дороже, чем произведения Гогена) он добился большей знаменитости, а также завоевал признание своего неопровержимого величия. С этого момента он отнесен к представителям великого искусства. С помощью денежных средств,  критические ценности были переработаны, в результате чего возобновилась былая война национальных достояний Австрии и Франции. Похожая ситуация наблюдается среди абстрактных экспрессионистов: знаменитый немецкий экспрессионист стоит на ступеньку выше, чем экспрессионист из Америки - Де Кунинг проигрывает только Поллоку. Это подтверждает то, что Нью-Йоркская школа,  невзирая на ее значимость и своеобразность, все же  не смогла стать оригинальнее группы "Мост». И снова канон,  сформированный американскими кураторами,  претерпел изменения – американское искусство (порождение французского), ощутив усталость от нахождения на почетном месте, решило уступить его своему конкуренту из Германии.  Тоже доказывает и экономический перевес Шиле над Стиллом, пусть совсем незначительный – всего 1 000 000 долларов. Опять значимость чужака из Австрии значительно выше, чем художника-соотечественника. И вновь мы можем увидеть перемену, прошедшую в иерархии канонических ценностей, каковая дает возможность предположить, что непосредственно рынок выносит определяющие критические мнения. Но основой для этих суждений становятся социально-экономические соревнования между державами. Франция проиграла Германии – США стали ее освободителями – между тем Германия является более успешной в экономическом отношении, по сравнению с Францией, к тому же она еще и верный союзник Соединенных Штатов. Предположительно именно благодаря этому Германия и Австрия – государство, которое находится под влиянием Германии – добиваются на арт-рынке в отличие от Франции и Америки более выгодных цен. Австрия и Германия больше не отверженные страны, тогда как Соединенные Штаты снискали такую репутацию войной в Ираке и своей дипломатией, которая не оправдала доверия. Так как художественные ценности всегда имели отношение к социально-политической реальности, то цены на предметы искусства не могли ее в себе не отображать. Разговор не о том, что принадлежность автора к той или иной национальности является основным фактором, который определяет стоимость его работы, но она играет важную роль в формировании цены. Также следует заметить, что национальный стиль, невзирая на транснациональность искусства,  все еще присутствует на рынке и национальные ценности играют конкретную роль в образовании цены. Национальность в определенном смысле является опорой для денежных средств. Наблюдая за показателем успешного развития государства, выделяя моменты, когда искусство вносит в общественный национальный котел свою часть, в особенности, когда государство становится привлекательным для туристов, проявляющих интерес к его культуре, а сам автор делается достоянием нации, чтобы получить «абстрактное» доверие. Тем не менее,  при капиталистическом строе денежные средства являются и практическим, и теоретическим инструментом. Сильное разочарование было вызвано той частью списка, которая демонстрирует между Бэконом, Роквеллом и Уорхолом безусловное коммерческое равенство. Она подтверждает отсутствие четкого разграничения между настоящим искусством и коммерческим, причем это можно наблюдать в работах вышеуказанных художников. Это бесспорно, если обратить внимание на их  предположительную публику, иконографические источники, на то,  как они работают с кистью.  Относительно высокого искусства их работы являются простыми и бедными на нюансы. Совершенно непонятна позиция Хоппера, являющаяся экономически стабильной, хотя согласно прогнозам он должен был еще в 40 годы уйти с рынка, уступив место достигшему тогда известности Поллоку. Не возврат ли это к социальному реализму?  Ответ не понятен, но,  придя к экономическому успеху Хоппер,  безусловно, упрочил свой авторитет художника. Другие позиции списка удостоверяют важность национальности автора, а то и абсолютный приоритет, (хотя остальные приоритеты не все время четкие и ясные) при установлении цены на его произведения. Приобрели бы где-нибудь еще за исключением Гонк-Конга работу Ксу Бейхонга «Раб и Лев», которая заняла 12 позицию, за 6 925 450 долларов?  Тоже можно сказать и о 16 позиции списка, -  проданном за 4 478 149 долларов произведении Чена Ченгбо Дансуи. Обгоняющая ее на одну позицию работа «Pastorale russe», принадлежащая кисти К.А.Сомова, была реализована с аукциона «Важные Российские Картины» в Лондоне за 5 184 615 долларов. Девятнадцатое место закрепилось за картиной Лючио Фонтана «Concetto spaziale, attese», проданной за 4 030 189 долларов. Возникает вопрос: была бы ее стоимость такой же высокой, если бы ее представляли  не как часть Итальянского рынка, а как часть всемирного рынка современного искусства? На мой взгляд,  как раз то, что произведение принадлежит Италии,  придает ему экономическую значимость, которой у него могло бы и не быть, если бы оно являлось продуктом экспериментального искусства. Значимость Италии здесь удостоверяет значимость Фонтана, но ни в коем случае не наоборот. Покупатель влаживает денежные средства в Италию не более и не менее, чем в самого автора. Уже само то, что он родился в стране, которая была родиной многих величайших творений искусства, должно было сделать его великим мастером или пробудить к нему экономический интерес. На 22 месте оказалось, проданное за 3 701 266 долларов в Мадриде произведение «El Casino de Paris» - творение художника Х.А. Камарасы. Его место в списке было бы значительно ниже, если бы произведение было реализовано не в Испании, а где-нибудь зарубежом.  Ярким подтверждением тому, что национальное достоинство оказывает существенное влияние на размер стоимости,  стала работа Нормана Роквелла «Lincoln the Railsplitter»(1965), проданная в ноябре 2006 года за 1 600 000 долларов. В соответствии с информацией, предоставленной «The Financial Times» от 17.02.2007 года данное произведение было куплено Институтом Американского Искусства им. Батлера у Росса Перота. Это говорит о том, что стоимость  картины формировалась  исходя  не из  художественных качеств, а носила ярко выраженный американский характер. Отдельные факты, позаимствованные из списка,  могут даже повеселить. К примеру,  трудно оспорить то, что произведения Н.С. Вайета (N.C.Wyeth) «Stand and Deliver» и  Карла Андре «Aluminum Steel Plain», которые заняли тридцать шестую позицию в списке,  являются намеком на то, что минимализм и иллюстрация находятся в одной ценовой категории (цена каждого произведения составила – 2 032 000 долларов). Точно также и работы Ансельма Кифера (Anselm Kiefer) «Balder’s Triume», Бабушки Мозес (Grandma Moses) «Sugaring Off», Анри-Эжена Ле Сиданэ (Henri Eugène Le Sidaner) «La table aux Lanternes, Gerberoy» совместно заняли пятьдесят вторую позицию и имеют цену – 1 360 000 долларов. Исходя из этого,  назревает вопрос,  не лишенный коммерческого подтекста: отчего реализуются по одной стоимости произведения,  не пользующегося известностью французского импрессиониста, уже достаточно известного немецкого экспрессиониста и прославленного американского художника? Разве могут они быть равными по своим художественным качествам? Мозес – художница-любитель, а Кифер – автор, карьера которого уже вполне сформирована, прошедший обучение в Дюссельдорфской академии  и ставший там одним из лучших учеников Йозефа Бейса. Говорит ли это о том, что наличие диплома совершенно не имеет значения для карьеры удачного художника?  Означает ли это, что бабушка из сельской глубинки может достигнуть таких же высот в художественной карьере? Необходимо ли, чтобы стать знаменитым художником,  тратить несколько лет на изучение теории? Из коммерческого уравнивания Мозес и Кифера появляются любопытные вопросы о творчестве и искусстве. К примеру, Ле Сиданэ предполагал, что последователи могут быть не менее успешными и известными, чем авторы,  за которыми они следуют. Список Artnet`а состоит из 401 позиции, поэтому продолжать в том же направлении можно бесконечно долго, так как возникает еще множество вопросов навеянных равной стоимостью работ. Последнее место в списке занимает картина Тетсуйа Ишиды (Tetsuya Ishida) «Без названия», которая была продана в Гонконге на торгах азиатского современного искусства за 100 257 долларов. Тетсуйа Ишида один из двадцати семи азиатских авторов, указанных в списке. Это свидетельствует о том, что коммерческий дух азиатского искусства развит в полной мере, но немаловажная роль отводится и национальной принадлежности – бесспорно в мире искусства Китай и Азия – это внушительная экономическая сила. На формирование цен на арт-рынке оказывает влияние не столько развитие художественных ценностей (которое само по себе является вопросом), сколько развитие определенных наций. Национальная принадлежность автора имеет значение больше с экономической стороны, нежели с художественной. С моей точки зрения,  исходя из того, что политическая, а также экономическая популярность США медленно убывают, а те же показатели в Китае набирают силу – Шанхай как коммерческий центр обошел и Лондон, и Франкфурт, и Нью-Йорк. А это значит,  что и предметы американского искусства будут утрачивать свою художественную и экономическую привлекательность, а значимость китайского искусства будет напротив увеличиваться, как с художественной, так и с экономической стороны. Говоря иными словами,  рынок нормально работает только тогда, когда можно наблюдать его рост. Наглядной иллюстрацией этого стали произведение Чжана Сяогана «Tiananmen Square»,  занявшее 33 позицию в списке и проданное за 2 318 766 долларов, а также работа Эрика Фишла «Папина Дочка», реализованная за 1 920 00 долларов. Из этого следует, что национальность автора все-таки  оказывает влияние на стоимость его картин. Данная стоимость является в некотором роде барометром экономического развития нации, ее потенциала. Предположительно стоимость говорит также об уровне свободы национального рынка искусства. Чем более выражена свобода рынка, тем больше стоимость предметов искусства, что указывает на то, что арт-рынок является свободным. Такой характер рынка увязывается с хаотичными признаками нынешнего художественного мира.  Именитому Маршалу Мак-Люэну принадлежит известное высказывание: «Искусство, это то, с чем можно бежать». Нынешнее искусство – это стоимость,  с которой ты можешь покинуть торги. Это доказывает утверждение Эллы Фонтантельс-Циснерос,  являющейся учредительницей Центрального Музея Искусств в Майами, о том, что: «ранее молодые художники оценивали свои произведения от 2 000 долларов, в то время как сейчас от 10 000-20 000 долларов». Так искусство превратилось в поле для демонстрирования денежных средств. О состоявшихся в этом году в Нью-Йорке выставках Фонтанельс-Циснерос рассказывает так: «Их спонсорами были все подряд: собственник отеля Mandarin Oriental; фирмы, производящие освежители дыхания Altoids; юридическая фирма Клиффорда Шанса". Можно подумать, что спонсорство таких брендовых фирм, делает брендовым и само искусство, вследствие этого оно и сможет получать желаемые суммы.  Совершенно очевидно, что искусство – это серьезный бизнес и неплохая реклама, что подтверждает Николас Серота - директор галерей Тейт, заявляя о том, что: «Основными факторами, привлекающими туристов (из десяти – семь) является наличие общественно финансируемых музеев. Совокупный оборот денежных средств исключительно в библиотеках и музеях насчитывает 2 миллиона фунтов ежегодно. К тому же спонсорская поддержка Совета по Искусству возросла с 1996 года на семьдесят процентов, что послужило ростом экспорта в 2002 году, сумма которого превысила 8,4 биллионов долларов, что значительно больше, чем у Америки или Китая». Инвестирование денежных средств в произведения искусства окупается неплохо.  Примером, а также подтверждением данного факта можно считать успешность процветающего бизнесмена Сероты, произведенного в Лорды. Я бы заострил внимание, что,  несмотря на то, что сравнивание стоимости на предметы искусства и поднимает вопрос о сравнивании их художественных качеств, сам арт-рынок разумных объяснений по этому поводу не дает. Больше того, независимо от национальных отличий, рынок не допускает критических полемик о различиях в художественных качествах, даже если указывает на них сам. Даже самого фактора наличия денег хватает для того, чтобы существование любого вида искусства было оправдано.  Выражаясь другими словами, финансы – это единственный смысл и raison d’etre,  в которых в итоге испытывает потребность искусство. Можно утверждать, что у ценности денежных средств нет ничего общего с  ценностью художественных произведений. Однако стоимость на предметы искусства не столько отрицает художественную ценность, сколько предполагает отсутствие необходимости в независимом оценивании искусства в целом. Практически каждый, свободный от представления об искусстве в целом взгляд пропускает существование как таковой капиталистической точки зрения, которая в завуалированной форме стала специфичной особой формой справедливости так называемой эстетизированной формы справедливости, но все же именно в первую очередь справедливости. Вся значимость современного искусства с точки зрения сегодняшнего дня заключается только в том, что оно, искусство, просто обязано производить деньги. Неясно только одно, создают ли сами деньги искусство, одно точно и с уверенностью можно сказать, что именно деньги "покровительствуют" искусству. Ценность произведений искусства, если так можно выразиться о большинстве экземпляров, гарантируется какими-то деньгами, что фактически не означает, что без денежных средств искусство как таковое потеряет всю свою значительность. Однако, следует так же заметить, что ценность самих денег более возвышенна над художественной ценностью, хотя с самого начала и была призвана быть свидетельством того, что признали последнюю. И само искусство и уже продажная критика как оказались с легкостью были свергнуты деньгами, хотя некое количество денег и призвано привносить в искусство извращенный элемент критицизма, утверждая искусство в роли самого искусства. Не без гордости за денежные знаки хотелось бы отметить, что деньги стали гораздо более значимыми для человека, нежели само искусство. Я уже даже готов встать на сторону тех, кто отстаивает ту точку зрения, что денежная масса всего лишь стремятся заполнить собой вакуум экзистенциального понятия, которое образовало искусство, «продав» свое истинное, духовное предназначение. Попросту говоря, ряд инвесторов-спекулянтов, которые скупают произведения искусства в качестве долгосрочного материального вложения, а не за их изначальную сущность, духовную ценность, в конце концов отрицают ее как таковую, показывая свою настоящую духовную бедность и без малейших намеков экзистенциальную тупость. Их можно сравнивать с полчищами саранчи, как с удовольствием величал таких инвесторов, делающих предложения компаниям, Франц Мантерферинг, который был председателем НСДРП. "Это саранча, ... которая произвела налет на одно поле, оставила там совершенно голую землю и сразу же перелетела на новое поле".[…] Я готов с Вами долго спорить и доказывать Вам, что денежные средства посягнули на территорию священной речки под названием «искусство» и изгадили ее, несмотря даже на те скромные попытки откупиться от всех своих грехов деньгами. Хотя следует заметить, что взаимоотношения между двумя такими стихиями как деньгами и искусство все уже давно закончились самым настоящим инцестом, что позволяет нам сделать предположения о их будущем потомстве, которое уже в полной мере проявило себя в таком нестереотипном подвиде как анти-художники.

Архив статей
   Логин
   Пароль
  Запомнить меня
 
  Забыли пароль?
Новости
Новый выпуск "Российское искусство 2017"
Редакция сердечно поздравляет всех участников проекта и художественного портала russianartguide.ru с Новым Годом и выходом нового издания «Российское искусство 2017», выпущенного в формате Россия-Китай.
Подробнее »
С Новым 2016 годом!
От всего коллектива поздравляем наших участников с Новым 2016 годом и Рождеством!
Подробнее »
Приглашаем на выставку!
Издательство "Российское Искусство" приглашает посетить персональную выставку выдающегося русского художника, участника проекта, Владимира Татаринова «Русь многоликая», приуроченную к 80-летию автора.
Подробнее »
Работы на состояние природы. Часть 2.
Владимир Михайлович Татаринов комментирует свои работы, созданные в основном в 1950-е годы, — в период учебы в Московской средней художественной школе и Суриковском институте...
Подробнее »
Работы на состояние природы. Часть 1.
Этюды и пейзажи свидетельствуют и о высоком уровне профессиональной подготовки в отечественной художественной школе в послевоенные годы, и о развивающемся живописном даре в то время ровесника большинства наших читателей — Владимира Татаринова...
Подробнее »
Многогранное творчество Никаса Сафронова.
Сафронов талантливо работает в нескольких жанрах: в портретном, где каждый портрет пишет психологически неповторимым, заглядывая в саму суть портретируемого персонажа...
Подробнее »
 Copyright © 2009-2013 Национальный Культурный Фонд "Возрождение".  Исключительные права на материалы, размещённые на интернет-сайте www.russianartguide.ru, в соответствии с законодательством Российской Федерации принадлежат Национальному Культурному Фонду "Возрождение", и не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя. Проект реализуется при содействии ООО "Москоу Медиа Групп".